Наша работа — ваша прибыль!

В начале 2000-х годов Застройщик заключил трехсторонний инвестиционный контракт с Правительством Москвы и ГУП. Контракт подразумевал снос ветхих домов и строительство новых - на освободившихся земельных участках. Эти работы Застройщик должен был произвести на собственные средства. После завершения работ ГУП обязан был возместить часть понесенных Застройщиком расходов - пропорционально площади передаваемых ему квартир. Застройщик выполнил свои обязательства, новые дома были введены в эксплуатацию. В последующем Застройщик направил в адрес ГУП требование о возмещении расходов. Однако получил отказ: ГУП сослался на то, что между сторонами и Правительством Москвы ещё не подписан Акт о реализации инвестиционного контракта, из чего следует, что срок расчетов ещё не наступил. Правительство Москвы уклонялось от подписания Акта. При этом городские власти ещё и были собственником упомянутого ГУП. В связи с отказом добровольно возместить расходы на строительство, Застройщик обратился в арбитражный суд с иском к ГУП. В ходе судебного разбирательства нашими юристами было доказано, что уклонение от выплаты компенсации за понесённые Застройщиком расходы - незаконно, а Акт о реализации инвестиционного контракта - не относится к правоотношениям Застройщика и ГУП, которые в данном случае являются соинвесторами. В результате с ГУП в пользу Застройщика было взыскано более 30 млн. рублей.


Решением общего собрания участников общества Генеральный директор был отстранен от должности и уволен из компании. По возвращении из отпуска, во время которого было принято Решение об отстранении от должности, Генеральный директор обратился в суд общей юрисдикции с иском о восстановлении на работе. При этом, целью иска было не вернуть утраченное место на работы в данной компании (между ним и участниками общества образовался конфликт), а получить обратно полномочия единоличного исполнительного органа компании, позволяющие ему действовать от имени организации. Несмотря на то, что дело рассматривалось в районном суде, где нормы трудового законодательства всегда имеют приоритетное значение, нашим юристам удалось убедить суд, что в данном споре основное внимание следует уделить нормам корпоративного законодательства. Суд встал на сторону компании и не позволил бывшему Генеральному директору вернуть себе полномочия единоличного исполнительного органа компании, а от работы на другой позиции он отказался.


Компания обратилась в Департамент земельных ресурсов г. Москвы (в настоящий момент - Департамент городского имущества г. Москвы) с заявлением о приватизации земельного участка, на котором расположено задние, принадлежащее ей на праве собственности. На момент обращения действовали льготные условия, позволяющие выкупить земельный участок по цене 20% от кадастровой стоимости данного земельного участка. Департамент ответил отказом. Чиновники мотивировали своё решение тем, что у здания якобы есть самовольная надстройка. Не согласившись с позицией Департамента, Компания обратилась в арбитражный суд с иском о понуждении заключить договор купли-продажи земельного участка. Судебное разбирательство по данному делу длилось более двух лет. Процесс приостанавливался: Префектура требовала сноса самовольной надстройки. В итоге все иски городских властей остались без удовлетворения. В деле по иску Префектуры арбитражный суд признал, что надстройка на здании не является самовольной постройкой. А в деле о приватизации земельного участка суд согласился с позицией наших юристов, что основание, по которому Департамент отказал Компании в выкупе земельного участка, не соответствует установленному законом перечню. В результате компания сэкономила более 50 млн. рублей.


По заказу организации была разработана проектная документация на строительство особо опасного производственного объекта. Она прошла государственную экспертизу. В дальнейшем, в ходе строительства объекта, организация для осуществления авторского надзора за соблюдением проектных решений привлекла другую компанию, которая разработала рабочую документацию для строительства указанного объекта. Ростехнадзор, который проводил проверку на объекте, усмотрел в этом нарушение. Чиновники посчитали, что авторский надзор не может осуществляться лицом, не являющимся разработчиком соответствующей проектной документации. Ростехнадор, ссылаясь на нормы Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», выдал предписание об устранении нарушения. Позже по результатам внеплановой выездной проверки Ростехнадзор установил, что ранее выданное предписание не исполнено, в связи с чем составил Протокол об административном правонарушении и обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении организации к административной ответственности. В суде правовая позиция наших юристов, представлявших интересы организации, была основана на том, что согласно нормам действующего законодательства авторский надзор при строительстве особо опасного производственного объекта может осуществляться как лицом, разработавшим проектную документацию, так и лицом, разработавшим рабочую документацию. А значит первое предписание Ростехнадзора является незаконным, следовательно, организация не может быть привлечена к ответственности за невыполнение данного предписания. Суд посчитал доводы юристов убедительными и отказал в удовлетворении требований Ростехнадзора.


Компания арендовала земельный участок в Московской области под застройку, и в последующем, после завершения строительства, планировала выкупить его. Для уменьшения выкупной цены земельного участка необходимо было снизить его кадастровую стоимость. При этом арендная плата за земельный участок по договору не была напрямую привязана к кадастровой стоимости земли, а здания на ней ещё не были построены. Согласно нормам законодательства об оспаривании кадастровой стоимости, действовавшим на момент рассмотрения дела, за установлением кадастровой стоимости земельного участка в размере его рыночной стоимости могут обратиться только заинтересованные лица. Однако закон не конкретизировал, что именно это за лица. Обстоятельства были не на стороне компании, гипотетический интерес (выкуп после завершения строительства) не позволял рассчитывать на положительный исход дела. Наши юристы нашли нормативное обоснование интереса компании в снижении кадастровой стоимости данного земельного участка. Причем, интерес этот был связан не с выкупом земельного участка, а с максимальным размером арендной платы, который равен стоимости аренды федеральной земли (рассчитывается исходя из кадастровой стоимости земельного участка). Суд согласился с этими доводами, а компания уменьшила кадастровую стоимость земельного участка более, чем на 110 млн. рублей.

Вы можете задать нам вопрос